«Чайка над временем» в Вечерней Москве

Вышел очередной материал в газете «Вечерняя Москва» — на этот раз коротко поговорили о МХТ им. Чехова в Камергерском переулке.

 

ЧАЙКА НАД ВРЕМЕНЕМ

Мимо этого дома в Камергерском переулке набожные москвичи в конце XIX века пробегали, осеняя себя крестом. Располагавшееся здесь царство неприличных танцев под руководством антрепренера Шарля Омона в начале XX века сменил первый в городе общедоступный театр, основанный Станиславским и Немировичем-Данченко. Тогда его и узнала вся театральная Москва.

— История владения по Камергерскому переулку, 3, берет начало в XIV веке, — рассказывает краевед Александр Усольцев. — По легенде оно принадлежало полководцу Дмитрия Донского.

Что происходило с домом три следующих столетия, история умалчивает. Но со второй половины XVIII века деревянным домом владела семья князей Одоевских. Здание сгорело в 1812 году, а на его месте отстроили каменный особняк. В середине XIX века дом в Камергерском (кстати, тогда переулок звался Старогазетным, считаясь продолжением современного Газетного переулка) приобрел Сергей Римский-Корсаков, проживший здесь два десятка лет. В 1870-х имение продали с аукциона. Вскоре единственным владельцем стал купец Лианозов — с него-то и началась будущая театральная история.

Лианозов решил перестроить здание под театральные нужды. Он пригласил архитектора Михаила Чичагова, и вскоре здание с большой сценой и вместительным залом стало сдаваться  в аренду театральным коллективам: труппе известного московского антрепренера Лентовского, кафешантану Омона, итальянской опере. Здесь прошли первые выступления Частной оперы промышленника, мецената Саввы Мамонтова.

1902 год. Театр после реконструкции, проведенной Шехтелем. Фото: Pastvu.com

 

В 1898 году Лианозов заказал архитектору Федору Шехтелю перестроить флигель. Дом Лианозова арендовал Савва Морозов, и его средства, умноженные на творческую энергию гения Шехтеля, по выражению Станиславского, «превратили здание в «изящный храм искусства» в стиле модерн». Сюда и переехал общедоступный театр. Символом нового «храма» стала птица — чайка, прославившая двух гениев эпохи. Автором знаменитого занавеса с изображением чайки стал Шехтель. Жест был данью уважения другу архитектора Антону Чехову.

Восхитительные интерьеры Шехтель спланировал безвозмездно. Есть история, рассказывает Усольцев, как Морозов со Станиславским и с Немировичем-Данченко вели переговоры: «…Станиславский и Немирович озабоченно переглянулись. Какую цену заломит знаменитый зодчий? Но спросить не решались. Не касался этого вопроса и Морозов. После томительной паузы он вымолвил: «Что касается финансовой стороны…» Тут Шехтель предупредительно поднял руку: «Об этом, милостивые государи, говорить не будем. Заказ театра, украшающего Москву, я почитаю за честь выполнить безвозмездно». Станиславский и Немирович оцепенели. Морозов рассмеялся: «Знай наших! Фамилия Шехтель иностранная, а размах у Франца Осиповича истинно русский!» Более сотни лет продолжается театральная история Московского художественного театра, который с 1989 года носит имя Антона Чехова.

КОММЕНТАРИЙ

Александр Усольцев, краевед, экскурсовод

Над входом МХТ разместился один из замечательнейших памятников своей эпохи — рельеф работы Анны Голубкиной «Волна». Рассмотрите его с разных углов — талант Голубкиной позволил ей создать произведение, которое может меняться даже в зависимости от освещения. Театр привлекал лучшие творческие силы столицы во все времена.В советское время, в 1930-е годы, в театре работал Михаил Булгаков. С 1930 по 1936 год писатель трудился в театре помощником режиссера и даже играл роль судьи в спектакле «Пиквикский клуб» по Диккенсу. В роли Булгаков совершенно неузнаваем — полюбопытствуйте, остались интересные фотографии.

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *